Главная страница
  Анализ рисков
  Институты и рынки
  Статьи о хеджинге
  Управление рисками


Поиск по сайту:



 
Главная страница » Институты и рынки » Товарная биржа — необходимость и реальность. »


Товарная биржа — необходимость и реальность.


Строгалев Александр СергеевичБрокерская компания «Хеджевый Фонд» — 2001.

«Как много могут навредить правила, едва только наведешь во всем строгий порядок.»
Г. Лихтенберг

«Действовать без правил — самое трудное и самое утомительное занятие на этом свете.»
А. Мандзони

Как известно, в странах с рыночной экономикой отсутствуют специальные государственные органы планирования, ценообразования и снабжения. Эти функции фактически выполняют биржи, на которых концентрируется массовый спрос покупателей и предложения со стороны продавцов. При этом на биржах, как правило, осуществляется торговля не наличным товаром, а стандартными контрактами на их поставку в заранее оговоренный срок в будущем (фьючерсными и опционными). Таким образом, механизм биржевой фьючерсной торговли позволяет государству решать задачи регулирования ценообразования, балансировки спроса и предложения, а непосредственным поставщикам и потребителям дает возможность страховать (хеджировать) риски колебания цен на товары.

На примере США можно продемонстрировать важность использования государством механизмов биржевой фьючерсной торговли для создания организованных регулируемых рынков. Так, по решению властей некоторых штатов, фермеры обязаны хеджировать часть урожая зерна, продавая его на фьючерсных биржах. Таким образом, штат бережет деньги налогоплательщиков, сводя к минимуму дотации на эту отрасль.

При наличии срочной биржи грамотный «промышленник» получает ряд преимуществ:

  • Во-первых, в условиях жесткой конкуренции любой оператор товарного рынка может не закладывать (а точнее, значительно уменьшить) в свою ценовую надбавку составляющую риска изменения цен. Более того, в условиях международной интеграции это обстоятельство резко повышает конкурентоспособность товаров, производимых в странах, использующих этот инструмент (в США и Великобритании, например), что обращает повышенное внимание государственных органов. Они быстро выяснили, что широкое внедрение срочных контрактов в деловую практику не только уменьшает дотации соответствующим отраслям и товаропроизводителям, но и является мощным антимонопольным фактором — снимается необходимость сговора товаропроизводителей о единой цене как факторе страхования ценового риска. В результате использование срочных контрактов для хеджирования становится не только общепринятой (обязательной для членов соответствующих ассоциаций) практикой, но и находит отражение в законодательстве ряда стран.
  • Во вторых, при наличии достаточно большого оборота по данному виду товаров, существенно упрощается механизм ценообразования. Приведем пример. Управляющий одного из элеваторов в США, так объясняет свой механизм принятия ценовых решений: «Покупаю по цене контракта, минус девять центов за бушель, продаю по цене контракта, минус три цента за бушель. Остающиеся у меня при любом движении цены шесть центов на бушель покрывают все мои расходы и дают прибыль».
  • И в-третьих, сделки на бирже прозрачны, и «мелким компаниям» значительно сложнее скрывать прибыль от налогообложения при их заключении.

И, наконец, риски берут на себя профессиональные риск-тейкеры, а не население.

Однако всякий товар или услуга (а биржевой рынок деривативов — это финансовая услуга) появляется и успешно существует только, когда в нем есть необходимость, и люди готовы этот товар или услугу покупать. При этом, в силу нормальной конкуренции и отсутствия возможности избежать ценовых рисков неэкономическими/нерыночными путями, важно, чтобы промышленники не имели иного выбора, кроме как обратиться к биржевым инструментам. Наблюдаемое нежелание производителя торговать реальными товарами по фьючерсным контрактам чаще всего объясняются следующими причинами:

  • Вероятностью возможных задержек в производстве, отгрузке и пути;
  • Опасениями относительно возможных отклонений от требований к качеству и количеству во фьючерсном контракте;
  • Желание экспортёра, его субпоставщиков и перевозчиков получить оплату не в той форме, которая предусмотрена расчетной палатой биржи;
  • Жёсткостью национального финансового климата и, как следствие, наличием «заинтересованных» лиц и «выгоды от работы» с конкретным проверенным и надёжным зарубежным импортёром.

Однако, поскольку у наших промышленников, и прежде всего «сырьевиков», существует масса способов, как избежать ценового и валютного рисков различными путями, им не нужны цивилизованные механизмы регулирования рисков. Проблема с хеджированием в нашей стране, лежит не в области отсутствия средств. Отечественные промышленники не умеют и не привыкли учитывать риски и управлять ими. В российском понимании бизнес почти всегда исчерпывается лишь получением прибыли. Хотя на самом деле прибыль — есть только одна сторона уравнения, второй стороной которого является осознание риска. Прибыль — лишь соответствующее вознаграждение за него.

Но для отечественных промышленников, особенно для сырьевых монополистов, ценовые риски по-прежнему — проблема далекого порядка, поскольку они всегда имеют возможность регулировать маржу прибыли нерыночными методами — лоббированием, невыплатой зарплат, пошлинами, трансфертами, взаимозачетами и прочими суррогатами. Поэтому они и занимаются собственным банковским бизнесом — им нужна своя клиринговая система для работы с двумя валютами и двумя типами потоков денег — легальным и нелегальным.

Но вот однако 23 июня 2000 г. на заседании Комиссии по товарным биржам (КТБ) при МАП РФ было принято решение дополнить лицензию ЗАО «Санкт-Петербургская валютная биржа» товарными секциями «нефть и нефтепродукты; газ и газовый конденсат; черные металлы; цветные металлы и сплавы; драгоценные металлы; строительные материалы; лес и лесоматериалы; сельскохозяйственная продукция; фармацевтическая продукция; промышленное оборудование и комплектующие; товары народного потребления». Как сообщили на бирже, ранее, 16 декабря, Комиссия по товарным биржам выдала СПВБ лицензию на право организации биржевой торговли в товарной секции «стандартные контракты». С расширением действующей лицензии СПВБ стала первой российской срочной площадкой, имеющей право организации биржевой торговли во всех секторах организованного биржевого рынка. Возникает вопрос — а зачем СПВБ расширять свою лицензию?

Сделаем небольшой экскурс в историю. Все мы помним, как бурно начиналась биржевая торговля в России. Первыми были созданы Российская товарно-сырьевая (4 апреля 1990 года) и Московская товарная биржи. В тот период (апрель-май 1990 года) биржа, именовавшаяся тогда Московской товарно-сырьевой, существовала в рамках Ассоциации делового сотрудничества при Советском фонде милосердия. Далее в течение 1990-1991 годов в России происходил настоящий бум, когда было зарегистрировано порядка 800 бирж. Однако если их оценивать с точки зрения общепринятых стандартов, то лишь незначительная часть организаций, именовавших себя биржами, могли называться ими, да и то с натяжкой. Большинство же из них представляли собой обычные посреднические конторы. Биржами тогда наименовались заведения, представляющие собой нечто среднее между ярмаркой, оптовым торговым домом и собственно биржей. Вот те черты, которые не позволяли им с полным правом так называться:

  • Нерегулярность и иногда нефиксированность дней и часов торгов;
  • Универсальный характер номенклатуры товаров, присутствие большого количества небиржевых товаров;
  • Отсутствие или незначительное число однотоварных специализированных секций;
  • Нестандартизованность партий;
  • Несовершенство методов котировки, а иногда и отсутствие таковой.

Главным центром биржевой торговли была Москва, хотя со временем этот процесс значительно активизировался и в других регионах страны. Инициаторами создания товарных бирж в тот период чаще всего выступали коммерческие центры и территориальные управления Государственного комитета по материально-техническому снабжению СССР, которые действовали обычно при поддержке местных органов власти. Иногда учредителями становились крупные промышленные предприятия, заинтересованные в условиях ухудшающейся экономической ситуации в налаживании стабильных хозяйственных связей. Региональные биржи, возникавшие при участии местных коммерческих структур, чаще стремились к налаживанию торговли информацией, а не к организации собственно биржевой торговли. Создание наших бирж в тот период шло при своеобразных экономических условиях. Прежде всего, в отличие от зарубежных бирж, наши отечественные создавались как коммерческие организации. При этом, стремясь получить максимальные льготы, организаторы бирж часто использовали весьма «оригинальные» правовые формы создания.

Начиная с 1993 г. в деятельности бирж наметились существенные перемены. Прежде всего, произошло резкое падение деловой активности, снижение биржевых оборотов, а потом и закрытие целого ряда бирж. Причин для этого было несколько: начавшаяся либерализация цен и экономическая реформа, снятие ряда ограничений деятельности промышленных предприятий, изменения в системе налогообложения.

По данным Госкомстата РФ, к началу 1995 года в России, насчитывалось 160 бирж. В 1996 году их влияние на формирование товарного рынка России стало совсем незначительным и продолжало снижаться. Объем торгов в 1996 году был равен 4653 млрд. руб., что составляло 52% от уровня 1995 года. В свою очередь, объем торгов в 1995 году составил 39% к уровню 1994 года. Через биржи было продано менее 1% от общего объема реализованной продукции. Снизилось и число товарных бирж. К концу 1996 года в России функционировало 78 товарных бирж, из которых 28 были расположены в Центральном экономическом районе (из них в Москве -20). Товарная структура биржевого оборота выглядела так:

  • Газ, нефть и нефтепродукты — 58%
  • Металлы и металлоизделия — 19%
  • Агропродукция — 8%

При этом биржевая торговля сконцентрировалась в Москве: в 1996 году на столицу приходилось 85% общего биржевого оборота (в 1995 году — только 56%). По состоянию на 1 марта 1997 года Комиссия по товарным биржам при ГКАП выдала 84 лицензии на осуществление биржевой деятельности.

В отношении развития срочных сделок, российские биржи частично повторили эволюционный путь западных бирж, однако есть и отличия. Из зарубежной практики отечественные товарные биржи восприняли валютные фьючерсы, представляющие собой относительно новый, даже для международной биржевой торговли, вид операций. Первое упоминание в прессе о намерениях создать в России фьючерсный рынок относится к июню 1992 года.

15 июня было официально объявлено о межбиржевом сотрудничестве в создании, как его тогда называли, «контрактного» (имелось в виду фьючерсного) рынка, четырех бирж (Российской товарно-сырьевой, Московской товарной, Московской биржи цветных металлов и Биржи металлов). Для формирования фьючерсного рынка предлагались следующие базовые товары: сахар-песок (рафинад), пшеница второго класса мягкая ценных пород, бензин А-76, алюминий в чушках А-7. Истинный старт российским фьючерсам был дан осенью 1992 года. 21 октября 1992 года на МТБ прошли первые фьючерсные торги.

На протяжении 1992-94 годов российские валютные фьючерсы демонстрировали чрезвычайно высокие темпы роста. Важным условием успешного становления срочного валютного рынка было наличие хорошо развитого реального рынка валюты, на котором неоспоримым авторитетом пользовались котировки ММВБ, являясь, по сути, единственными признанными ориентирами. Немаловажную роль в успехе фьючерсов сыграла изменчивость валютного курса. В условиях сильной инфляции, когда цены на товары изменялись лишь в сторону повышения, товарный фьючерсный рынок развиваться не мог. Все попытки российских товарных бирж наладить торговлю товарными фьючерсами оказались безуспешными. МТБ несколько раз пыталась организовать торговлю фьючерсами на алюминий. Первый контракт объемом в 20 тонн, оказавшийся неудачным, был заменен другим — объемом всего в 150 кг, но торговля так и не была налажена. Некоторое время шла фьючерсная торговля сахаром-песком, но вскоре тоже прекратилась. В 1994 г. был введен фьючерс на пшеницу, просуществовавший около полугода. На РТСБ в 1994-95 гг. очень-очень вяло велась фьючерсная торговля скандием. В 1995-98 гг. на РБ были попытки торговать фьючерсами на сахар. Надо сказать, что эти настойчивые попытки продолжаются до сих пор.

Заканчивается наш экскурс на печальной ноте. Российский рынок деривативов перестал существовать после августа 1998 года. Реальные рынки, на которых был основан производный фьючерсный рынок (а именно: валютный рынок, рынок акций и рынок ГКО) прошли через жесточайший кризис, последствия которого не преодолены до сих пор.

Но вот в июне этого года министр энергетики Александр Гаврин, открывая международную конференцию «Перспективы развития в России рынка срочных контрактов на энергоносители», заявил, что в России сейчас нет не только организованного фьючерсного, но и просто товарного рынка энергоресурсов. При этом интересы российской экономики требуют выявления объективных рыночных цен на нефть и нефтепродукты, и особенно актуальна эта задача в связи с принятием нового Налогового кодекса. По мнению Гаврина, государственные органы должны иметь возможность «цивилизованно влиять» на ценообразование в рамках специального договора с биржей, который обеспечит сохранение стабильности и прозрачности нового рынка. Одновременно необходимо установить порядок определения рыночных цен при обороте нефти и нефтепродуктов на основе котировок, официально объявленных фьючерсным рынком. Это позволит обеспечить единый подход при начислении налогов.

Заместитель министра по антимонопольной политике РФ Константин Пармененков пошел дальше в своих заявлениях: «В начале 2001 года в России может быть создана первая торговая биржа нефти и нефтепродуктов». По его словам, Госдумой подготовлен законопроект об организации такой товарной биржи, уже согласованный с министерством по налогам и сборам, министерством по антимонопольной политике, а также другими министерствами и ведомства, получивший положительное заключение в министерстве юстиции, а теперь он направлен на согласование в правительство России. Кроме того, в Госдуме сейчас находится законопроект «О товарных биржах и о биржевой деятельности», в которой включен раздел о правилах торговли нефтью и нефтепродуктами на рынках срочных контрактов. Как сообщил заместитель министра энергетики России Евгений Морозов, предполагается, что изначально через биржу будут реализовываться нефтепродукты, такие, как топочный мазут и дизельное топливо. Что касается продажи нефти, то пока у нефтяных компаний нет свободных ресурсов на этот энергоноситель. На данный момент участие в создании биржи подтвердили компании «Лукойл», «ЮКОС», «Тюменская нефтяная компания». Сейчас ведутся рабочие консультации о привлечении и других к созданию товарной биржи нефти и нефтепродуктов. Морозов также высказал мнение, что даже при создании рыночной торговли нефтью и нефтепродуктами, в России должны сохраниться балансовые задания по поставкам российскими компаниями нефти и нефтепродуктов на внутренний рынок страны.

Возникает вопрос, а кому сейчас нужен товарный рынок и срочный рынок на товарные активы? Прежде всего государству, которое, предлагая создать нефтяную биржу, преследует несколько целей. Так МНС интересует определение объективной цены, на базе которой можно собирать налоги с оборота. Министерство энергетики решает проблему обеспечения внутреннего рынка нефтью — загрузка НПЗ, северный завоз, топливо для энергостанций и т. д. МАП обеспокоено ослаблением конкуренции, а МВД — разгулом преступности и отмыванием денег в сфере розничной продажи нефтепродуктов. В последнее время инициатива по созданию биржи исходила уже не только от государства, но и от независимых нефтяных компаний. Так, в мае 2000 «Сибнефть» и «Транснефть», «Транснефтепродукт» и МПС объявили о планах по созданию электронной биржи Энергетическая Торговая Система (ЭТС) по торговле энергоносителями. Альтернативный проект по торговле нефтепродуктами предлагают «ЛУКойл», «ЮКОС» и «ТНК». Ясно, что авторы каждого из проектов в первую очередь пытаются решить собственные проблемы.

Известно, что сейчас в России отсутствуют полноценные рынки нефти и нефтепродуктов. В статье «Нужна ли России своя нефтяная биржа?» это отмечает Выгон Г., по мнению которого, основными препятствиями для развития внутреннего рынка являются монополизация региональных рынков вертикально интегрированными компаниями (ВИНК), низкий платежеспособный спрос, а также высокая степень криминализации сферы розничных продаж. Не секрет, что крупные компании намеренно занижают внутрикорпоративные цены (цены, по которым нефть реализуется аффилиированным посредникам или дочерним НПЗ) для уменьшения налогооблагаемой базы. Известно, что вертикальная структура нефтяным компаниям нужна именно для того, чтобы уходить от уплаты налогов. Объясним на примере. Средняя цена тонны сырой нефти по республике Коми (с учетом налогов), по данным Госкомстата, сегодня составляет около 1500 руб. В то же время независимые компании продают нефть по 3050 руб. за тонну. Это означает, что компании, принадлежащие «КомиТЭК», официально показывают цену порядка 800-900 рублей. Учитывая, что крупные компании добывают около 264 млн тонн нефти в год (примерно 86% от всей добычи в России), то данные Госкомстата показывают не рыночную цену, а практически среднюю внутрикорпоративную. Величина налогов с оборота (НДС, платы за недропользование и отчисления на воспроизводство МСБ), определяющих основные поступления от нефтедобывающих компаний, напрямую зависит от цен на нефть. Отсюда можно сделать вывод, что в настоящее время федеральный и местные бюджеты получают с нефтедобывающих предприятий ВИНК в полтора-два раза меньше, чем могли бы при честной конкуренции на внутреннем рынке.

Владея участками промысловых нефтепроводов, нефтехранилищами и НПЗ, ВИНК зачастую диктуют малым производителям условия транзита и поставки нефти. При этом транзитные тарифы, взимаемые ВИНК за прокачку «чужой» нефти по своим промысловым нефтепроводам, значительно выше тарифов «Транснефти». Все эти факторы препятствуют нормальному развитию внутреннего рынка нефти.

В конце прошлого года идея создания биржи практически реализовалась. Министерство Экономики, по поручению тогда еще первого вице-премьера Николая Аксененко, подготовило проект распоряжения правительства «О совершенствовании механизмов рыночных цен на нефть и нефтепродукты с использованием биржевых фьючерсных котировок». Проект был согласован с МНС, Минтопэнерго, МАП, Минэкономики, Минторгом, Минфином и даже МВД. Министерство Юстиции, в свою очередь, уже дало предварительное одобрение подготовленному документу.

Предполагалось, что на бирже будет продаваться около трети всей нефти, реализуемой на внутреннем рынке, причем назывались даже сроки создания биржи — январь 2000. При этом новая площадка для торговли нефтью и нефтепродуктами должна была создаваться на базе Московской товарной биржи (МТБ). В данном секторе рынка предполагалось торговать как физическим товаром, так и срочными контрактами. Причиной временного отказа чиновников от проекта нефтяной биржи стало сопротивление нефтяных компаний-монополистов, не желающих поставлять нефть на биржу по высоким ценам. В предвыборной ситуации государство спасовало перед влиятельными нефтяными генералами, испугавшись возможного неконтролируемого роста цен на нефтепродукты. В качестве компромиссного варианта было решено вычислять цену нефти методом «нетбек» (netback), т. е. когда сначала определяется цена на нефтепродукты, из которой затем вычитается стоимость переработки, транспортировки, налоги и прочие расходы. Конечная цифра и будет ценой на нефть. Минтопэнерго планировало создать небольшую биржу нефтепродуктов (с продажей через нее объемов, соответствующих 5% внутреннего спроса), на которой могли бы проходить торги как физическими товарами, так и производными финансовыми инструментами, например фьючерсами. В той или иной степени эту идею поддерживают «ЛУКойл», «ЮКОС» и «ТНК». Выступившие с альтернативным проектом создания ЭТС «Сибнефть», «Транснефть», «Транснефтепродукт» и МПС также предполагают сначала организовать торговлю нефтепродуктами.

Практическая реализация проекта нефтяной биржи вызывает много вопросов. Одним из ключевых, в частности, является функционирование клиринговой палаты. Неясно также, как реализовать условия физической поставки нефти. Поскольку же производители и потребители нефти существенно разнесены в пространстве, то возникает пространственно-ценовой диспаритет. И совершенно не понятно также, что именно будут отражать биржевые цены на нефть и нефтепродукты.

Источники:

О. А. Кандинская — «Управление финансовыми рисками: поиск оптимальной стратегии»
Г. А. Выгон — «Нужна ли России своя нефтяная биржа?»



Немного статей по теме:

Хеджирование - желательность или необходимость?
Чекулаев Михаил ВасильевичОбычно менеджеры, узнав о существовании хеджирования, радостно потирают руки и готовы немедленно начать защищать активы от неблагоприятного изменения цен на рынке. Но поняв, что для этого необходимо понести определенные...

Современная фьючерсная биржа.
Кандинская Ольга АлександровнаВ официальном докладе 1993 г. (A Survey of Commodity Risk Management Instruments. Report by the UNCTAD secretariat. UNCTAD. 15 March 1993, p. 6) эксперты ЮНКТАД сформулировали определение, что «современная товарная...

Внебиржевые производные инструменты на товарных рынках.
Амосов СтепанРынок Ценных бумаг №18. — 1999. Ресурс www.hedging.ru выражает благодарность Брокерской компании «Хеджевый Фонд», Санкт-Петербург. За последнее десятилетие значительно возросла волатильность международных товарных рынков....

Загадки и тайны опционной торговли. Механика биржевого успеха.
Отзывы о книге (0) добавить отзывЧекулаев Михаил ВасильевичКупить на Озоне Краткая аннотация Современная практика управления финансовыми рисками предполагает широкое использование производных финансовых инструментов, среди которых центральное...

Почем прошлогодний снег? Производные финансовые инструменты на погоду - экзотика становится реальностью.
Михайлова Полина Александровна Андрей Колосов, начальник Отдела управления рисками Полина Михайлова, эксперт Отдела управления рисками Александр Балабушкин, главный эксперт Отдела развития и маркетинга Московская Межбанковская Валютная Биржа,...

подарок аксессуар # управление активами портфельные инвестиции пиф управляющая компания # гибкая черепица, кровля, мягкая кровля


 
 

RiskManage.ru ©2006-2007

 
Rambler's Top100